?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Неоднозначно я к нему отношусь. Разыгрывать сама очень люблю. Когда разыгрывают меня, особенно удачно, злюсь неимоверно.
Лет 10 назад в 4 часа утра звонит мне друг. Спасай, говорит, Лизавета, пропадаю. Мне на съемку ехать, голова грязная, дома ни крошки воды. Можно, грит, к тебе заскочить, привести себя в порядок? Спросонья я вообще очень уступчивая, мямлю что-то, пытаясь согласиться на все, лишь-бы дали еще поспать...нет, гонит меня, изверг, проверить, есть-ли вода у меня. Живем-то рядом, может весь район обезводили. Плетусь, возвращаюсь, констатирую, что вода в асортименте. Милый друг просит начать наливать ему ванну, мол, сейчас, схватит полотенце и бежит. Заодно просит и чайничек поставить. Я покорно плетусь на кухню, ставлю чайник, наливаю ванну, по дороге обратно в кровать натыкаюсь взглядом на календарь, матерюсь, как сапожник, выливаю воду из ванной и плюхаюсь в кровать полная планов отомщения. Стоит мне только заснуть, раздается звонок в дверь.
Его спасло то, что он пришел с тортиком. И то что тортик был мягким бисквитом. И то, что на его носу были очки. Выковыривать тортиковый крем из глаз (из личного опыта, замечу)- не самое приятное удовольствие. Втерев остатки масляной розочки в дружественную макушку налила ему ванну и поставила чайник. Ибо, хотел мыться - изволь. Я-ж говорю, я спросонья весьма сговорчивая.